Error: Cache dir: Permission denied!
Туберкулез - болезнь социальная
 

Туберкулез — болезнь социальная


просмотров 3 640

По теме:

13 октября прошлого года в передаче «Свобода слова» на канале ICTV каждому из участников дискуссии, а также аудитории из ста человек, представлявших «весь народ Украины», задавали вопрос: «Распад СССР — это добро или зло?». Александр Чалый, заместитель главы Секретариата Президента Украины, когда пришел его черед выступать, заявил: «В том, что мы сегодня не сверхдержава, есть позитив: мы уже можем заниматься только своим народом и его собственными проблемами — туберкулезом, СПИДом, коррупцией, бизнесом…».

Если бы этот момент передачи описывали древние, они могли бы воспользоваться библейской образностью: «и разверзлись все источники великой бездны…» — настолько греховная и откровенная ложь прозвучала.

Но в телестудии в тот вечер все обошлось. Ропота не последовало. «Весь народ Украины» продолжал деловито работать со своими персональными пультиками. Передача покатилась дальше.

Парадокс наших дней в том и состоит, что большинству людей хорошо известны кричащие факты, опровергающие тот «позитив», который усмотрел в распаде Советского Союза А.Чалый. Но какое-то навязанное общественному сознанию повреждение логики, расщепление, очевидно, мешают многим людям делать выводы, не противоречащие совокупностям известных им фактов.

Сравним, к примеру, как «занимались» той же проблемой туберкулеза раньше и теперь, т.е. в Советском Союзе и в нынешней «независимой», «демократической», «соблюдающей права человека», имеющей «социально ориентированную рыночную экономику», одним словом, в капиталистической Украине.

В Украине сегодня, по определению главного пульмонолога и фтизиатра Министерства здравоохранения, профессора Ю.Фещенко, «бушует эпидемия туберкулеза». По критерию Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), эпидемия объявляется (в Украине она объявлена в 1995 году), когда количество заболеваний превышает 50 случаев на 100 тыс. населения. Нынешний украинский показатель равен 84,2. По данным ВОЗ, туберкулез занимает первое место по смертности среди инфекционных заболеваний. В Украине показатель смертности от туберкулеза в 2005 году составил 23,4%.

Заместитель министра здравоохранения Украины В. Ивасюк напоминает: «За последние двадцать лет была бездумно разрушена самая эффективная в мире система охраннооздоровительных мер в противостоянии туберкулезу. В советские времена туберкулез укрощали по крайней мере дважды — в конце тридцатых и в конце сороковых годов. И это свершилось благодаря тому, что была организована система диспансеризации всего населения с целью выявления лиц, склонных к заболеванию туберкулезом. Именно организация предупредительных мер дала возможность ни разу не допустить вспышки эпидемии вплоть до начала «перестройки» («Урядовий кур’єр», 13.05.2006 г.).

Туберкулез — социальная болезнь, которая лишь на 5—7% является медицинской проблемой. Известный российский фтизиатр начала прошлого века секретарь Лиги борьбы с туберкулезом профессор Соловьев подчеркивал: «Туберкулез — это пролетарская болезнь, болезнь трущоб и подвалов». Нобелевский лауреат Роберт Кох, открывший в 1882 году возбудителя туберкулеза, дал этой страшной болезни пронзительное определение: «Туберкулез — это слезы нищих».

Полноценное питание, сухая, теплая квартира, уверенность в завтрашнем дне необходимы человеку, заболевшему туберкулезом. Столь же необходимы они и для того, чтобы туберкулезом не заболеть. «Накормите людей, поднимите их иммунитет — и туберкулез пойдет на убыль», — уверена Виктория Костроменко, ведущий детский фтизиатр Украины.

В докладе ПР ООН (Программы развития ООН) по случаю отмечавшегося 17 октября 1998 года Всемирного дня, посвященного преодолению бедности, содержалась следующая констатация: «Почти 150 млн человек в бывшем Советском Союзе и в Восточной Европе оказались за чертой бедности. Это составляет суммарное количество населения Франции, Великобритании, Голландии и Скандинавии… В некоторых регионах бывшего СССР наблюдается «скрытый голод», когда количество преждевременных смертей превышает общее их число в период голодоморов».

«Скрытый голод» означает не количественный, а качественный дефицит потребляемой пищи, когда человек недополучает незаменимые белки, витамины, микроэлементы, что сопряжено с нарушениями всех функций организма.

Прошло уже восемь лет с момента того доклада ПР ООН. Изменилась ли ситуация? В октябре прошлого года главный санитарный врач Украины Сергей Бережнов сообщил: «Большинство украинцев страдают от «скрытого голода» — они потребляют мало мяса, рыбы и фруктов. В их рационе слишком много углеводных продуктов — хлеба и картофеля. Однообразное питание и недостаток витаминов — одна из причин серьезных болезней».

По данным Госкомстата Украины, опубликованным в 2005 году, за последние пятнадцать лет потребление мясных продуктов жителями страны уменьшилось на 56%, молочных продуктов — на 45%, рыбных — на 38%. Энергетическая ценность рациона питания 20% населения Украины соответствует уровню нищеты и голода.

И — «бушует эпидемия туберкулеза»! До 80% больных туберкулезом в Украине — это действительно люди, пребывающие за чертой бедности. Однако в периоды эпидемий и средние, и «элитные» слои также становятся незащищенными. В периоды эпидемий, как говорят врачи, болезнь выходит за границы своих социальных резервуаров. Дело в том, что туберкулез — чрезвычайно заразное инфекционное заболевание. Из состоявших на учете в Украине в 2004 году 700 тысяч больных туберкулезом 100 тысяч имели заразные, открытые формы этой болезни. По данным ВОЗ, один больной открытой формой туберкулеза может за свою жизнь заразить до 30 человек.

Крайнему риску подвергаются сегодня медицинские работники. За последние десять лет заболеваемость среди медиков-фтизиатров увеличилась в 20 раз. Если в 1990 году в Украине туберкулезом заболели 30 медицинских работников, то в 2005 году — 850. Известно, что туберкулез у зара­зившихся врачей протекает очень тяжело.

Потрясает следующий факт: параллельно с эпидемией туберкулеза «бушевала» еще одна «эпидемия» — рукотворная: в Украине неуклонно разрушалась организованная и отлаженная в советские годы сеть связанных между собой противотуберкулезных медучреждений. Та грандиозная сеть, сквозь ячейки которой, образно говоря, палочке Коха трудно было проникнуть к новым потенциальным жертвам и вызвать среди них эпидемию. Так, с 1990 г. по 2004 г. было закрыто 30% специализированных санаториев, сокращено 13% должностей фтизиатров, ликвидировано 33% противотуберкулезных диспансеров.

Среди множества подобных удручающих фактов, характеризующих нынешнюю ситуацию в Украине с заболеваемостью туберкулезом, есть такие, узнавать о которых почти непереносимо. Например, о том, что каждому десятому, скончавшемуся от туберкулеза, диагноз ставится посмертно (парламентские слушания об эпидемии туберкулеза, 19 мая 2003 г.). Для детей этот показатель был еще ужаснее — по официальным данным Минздрава Украины, у 30% детей, умерших от туберкулеза в 1998 году, диагноз был установлен при вскрытии.

Изнурительная болезнь доводит людей до смерти и вплоть до смерти остается невыявленной. Люди живут без медицинской помощи, никому до них нет дела… На заседании Верховной Рады 21 апреля 1999 года прозвучало:

70 процентов умерших от разных заболеваний в 1998 году сельских жителей даже не обращались к врачам: у них не было денег, чтобы доехать до больницы…

Трагическая несправедливость в судьбах заболевших туберкулезом людей состоит еще и в том, что современные достижения фтизиатрии и фтизиохирургии позволяют излечивать, как утверждает профессор Ю.Фещенко, до 96—98% больных. А эпидемия, тем не менее, сегодня «бушует», и смертность, как уже говорилось, составляет 23,4%.

Кстати, в СССР был достигнут именно максимальный, равный 98%, показатель излечения больных туберкулезом.

Что получила Украина в наследство от СССР? Она получила лучшую в мире систему профилактики и лечения туберкулеза (в том числе лучшие противотуберкулезные санатории в Крыму), которая была рекомендована ВОЗ как образец для других стран.

Советская система противотуберкулезной защиты была создана еще в 1918 году, когда страна переживала разруху и гражданскую войну. «Коммунисты не такими уж дураками были, как их сейчас пытаются представить, — запальчиво заявил академик В.Комаров, заслуженный врач России. — Уже первые декреты Советской власти провозгласили действенную борьбу против туберкулеза, холеры, завшивленности».

В 1919 году коммунисты в своей программе, принятой на VIII съезде ВКП(б), назвали борьбу с туберкулезом одной из основных задач по охране народного здоровья.

В сегодняшней Украине тоже нет недостатка в программах борьбы с туберкулезом. Их отличие от советских заключается в том, что последние, т.е. советские, — выполнялись. Кроме того, советские программы и подходы были просто гениально эффективными. И еще одно отличие. Советское государство не останавливалось перед затратами огромных средств на цели народного здравоохранения. Это мы начинаем в полной мере благодарно осознавать только сегодня, когда узнаем «рыночную» стоимость той или иной операции, того или иного курса лечения, когда отовсюду и по любому поводу слышим заявления о невозможности или недостаточности финансирования. Сегодня подходы, подобные советским, проявляет в области народного здравоохранения Куба. При крайне ограниченных ресурсах она не жалеет денег на охрану здоровья своих (и не только своих) граждан — этого главного богатства для любого человека.

К слову сказать, коэффициент заболеваемости туберкулезом на Кубе, по данным Доклада ПР ООН за 2003 год по индексу человеческого развития (ИЧР), составляет 6 случаев на 100 тыс. населения (сравните с украинским показателем, равным 84,2). Да, на многое не хватает средств, однако их не экономят на народном здоровье. Все расходы по здравоохранению государство берет на себя.

Прав канадский писатель Дайсон Картер, заявивший: «Свобода быть здоровым в наши дни — столь дорогая вещь, что ее может позволить себе только социализм».

В Монреале, втором по величине городе богатой и благополучной Канады, неизменно входящей в первую десятку стран по ИЧР в Докладах ПР ООН, в 1997 году были проведены сравнительные исследования состояния здоровья жителей благополучных и относительно бедных районов города. Исследования проводило управление здравоохранения Монреаля. Были установлены следующие факты. Смертность в результате одних и тех же болезней у монреальцев, чьи доходы ниже установленной черты бедности, на 60% выше, чем у состоятельных жителей. В частности, средняя продолжительность жизни мужчин, проживающих в относительно бедных районах, на 11 лет (!) меньше, чем у жителей благополучных районов. Причина, по мнению медиков, состоит в нездоровой диете и постоянном недоедании малоимущих людей.

О подобном же факте из японской действительности (Япония также входит в первую десятку стран по показателю ИЧР) рассказал заслуженный врач Украины, профессор В.Крутько: «Каждый знает, что Япония — это высокоразвитая в экономическом плане страна, имеющая высокий жизненный уровень. Однако заболеваемость туберкулезом в городских трущобах, где сосредоточено большое число безработных и бедных, поразительна — 535 случаев на 100 тыс. населения. Этот пример наводит на мысль, что социальный фактор начинает даже перевешивать инфекционную сущность туберкулеза. Это, прежде всего, плохое питание — если человек не употребляет мясо и рыбу, у него ослабляется иммунитет и значительно возрастает риск заболеть туберкулезом» («Урядовий кур’єр», 04.12.2003 г.).

После объединения Германии различные исследовательские центры стали сравнивать здоровье восточных и западных немцев. «Ученые Берлинского института Роберта Коха, — сообщали «Известия» в выпуске за 7 июня 1995 года, — в течение 1990—1991 годов проводили исследования по выявлению астмы и аллергии среди семи тысяч восточных и западных немцев. Результаты показали такое разительное расхождение в состоянии здоровья людей на востоке и западе Германии, что просто-напросто ошеломили ученых: бывшие граждане ГДР в значительно меньшей степени подвержены аллергии или астме, чем бывшие западные немцы».

Если рассматривать картину распространенности туберкулеза по планете, то она, как и следовало ожидать, в грандиозном масштабе повторяет те локальные картины в Монреале или в Японии, о которых шла речь: 98% больных туберкулезом в мире приходится на развивающиеся страны.

В 1993 году ВОЗ объявила туберкулез глобальной опасностью. Тогда же, в 90-е годы, была разработана так называемая DOTS-стратегия (краткосрочная химиотерапия под непосредственным контролем) борьбы с распространением эпидемий. Эту стратегию, разработанную для беднейших стран Азии и Африки, ВОЗ и Всемирный банк навязывают Украине под обещание Всемирного банка выделить финансовые кредиты. В связи с этим замминистра здравоохранения В.Ивасюк заявил в 2005 году: «Украина, которая имела в своей истории лучшую в мире систему преодоления и профилактики туберкулеза, не принадлежит к странам третьего мира. То, что DOTS-программа навязывается нам в качестве единственной государственной политики преодоления туберкулеза,— неприемлемо. DOTS-стратегия будет применяться только в крупных очагах эпидемии. На всей остальной территории страны необходимо руководствоваться наработками старой советской системы борьбы с туберкулезом».

Отметим только некоторые ключевые различия советской системы и DOTS-системы.

Если в основе советской стратегии лежала тотальная диспансеризация населения (вот он, советский тоталитаризм в действии!), то, как объяснил доктор медицинских наук, хирург Института фтизиатрии и пульмонологии И.Калабуха («Зеркало недели», 05.08.2006 г.), по стандартам DOTS больных туберкулезом выявляют, когда человек сам обращается за медицинской помощью. Диагноз ставят исключительно методом микроскопии мазка. Но этот метод позволяет обнаружить лишь больных, которые находятся в активной стадии заболевания, т.е. являются заразными больными, выделяющими микробактерии туберкулеза. В результате 30—40% больных будут считаться здоровыми и будут лишены медицинской помощи. Главная цель DOTS-стратегии, в отличие от советской стратегии, не вылечить каждого больного, а заглушить, остановить активную фазу болезни и тем самым остановить распространение эпидемии. По советской системе лечение выявленного больного начиналось в стационаре. DOTS-стратегия вообще отвергает стационарное и санаторное лечение. Больные получают один и тот же стандартный набор таблеток в амбулаториях и лечатся 6—8 месяцев по стандартным схемам. Советская же система предусматривала безусловный индивидуальный подход к каждому больному.

К чести украинских ведущих авторитетных фтизиатров, они, несмотря на давление советников Бюро ВОЗ в Украине, остались на стороне больных, считая, что стратегия DOTS «лишь загонит проблему внутрь, поскольку не позволит не только полностью выявлять всех больных, но и вылечивать их». Ими разработана и будет внедряться так называемая адаптированная DOTS-стратегия для Украины. «Она включает в себя, — разъясняет академик Ю.Фещенко, — все элементы бывшей нашей политики в области туберкулеза и международный опыт».

Пожелаем же успехов и здоровья нашим спасителям и защитникам — медикам, занявшим принципиальную позицию. Но мы помним, что проблема туберкулеза лишь на 5—7% является медицинской проблемой. Необходимо изменять социальные условия жизни людей. Необходим переход к социализму. Иначе все программы могут остаться лишь благими намерениями, так как «социальный фактор будет перевешивать инфекционную сущность туберкулеза».

Копилку весомых аргументов в пользу социализма можно пополнить высказываниями тех видных медиков, которые, независимо от своих политических взглядов, по-честному отдают должное советской системе здравоохранения.

Академик Ю. Фещенко: «В прежние времена флюорографические автобусы выезжали в села, в колхозы и на предприятия и обследовали все взрослое население. К сожалению, сейчас мне это кажется сказкой. Те автобусы давно рассыпались, и их парк больше не обновляется — нет денег» («Зеркало недели», 10.06.2000 г.).

Главный онколог Министерства здравоохранения Украины, профессор И.Щепотин: «Поверьте, система организации охраны здоровья, созданная во времена Советского Союза, остается одной из лучших в мире. Блестяще организованной и эффективной, в частности, была и есть сеть специализированной онкологической помощи, которая перешла к нам в наследство, но работает она сегодня плохо. Другие страны, даже самые развитые (отметим, что профессор И.Щепотин восемь лет работал в США, он — почетный профессор Университета имени Дж.Вашингтона. — С.Г.), такой сети не имеют. Вспоминаю, как во время одной из встреч мы спросили немецких коллег, есть ли у них что-либо подобное. Немцы ответили: «Нет. Но это наша заветная мечта». Им не хватает денег… Сегодня в Украине за бюджетные средства лечатся лишь 10% онкобольных, а остальные продают все до последней нитки, чтобы сберечь жизнь себе или близкому человеку» («Урядовий кур’єр», 11.05.2006 г.).

Главный онколог России, академик В.Чиссов: «В советское время у нас были резко снижены заболевания туберкулезом, сифилисом и многие другие. Помню, когда я учился, одного и того же больного возили по разным институтам, чтобы показать, что такое сифилис. А теперь? Именно социальными причинами объясняется небывалый всплеск и венерических заболеваний, и туберкулеза, и прочих «прелестей», о которых в советское время мы просто забыли» («Правда», 01.02.2001 г.).

Академик НАН и АМН Украины Ю. Кундиев, академик АМН Украины И. Трахтенберг: «Последние 15 лет мы разрушали систему медицинского обслуживания, которая существовала в СССР и была признана наилучшей в мире… Сегодня нередко декларируется приоритет профилактики, но в действительности идет ее уничтожение. Еще совсем недавно специалисты из Европы учились профилактике здесь, и в Украину, как в Мекку, ездили перенимать опыт» («Зеркало недели», 17.09.2005 г.).

Член-корреспондент АМН России Д. Венедиктов: «Сегодня вместо конституционного права граждан на гарантированное бесплатное здравоохранение выбрасывается лозунг «Сколько денег — столько гарантий». Часто коллеги из развитых западных стран задают мне вопрос: как вы умудрились разрушить систему здравоохранения, которая была эталоном для всего мира?» («Советская Россия», 14.01.1999 г.).

Легендарный хирург, академик Б. Петровский: «Нам необходимо восстановить уважение к нашей медицине, сохранить нашу гуманнейшую систему здраво­охранения, взятую в мире за образец медицины третьего тысячелетия» («Советская Россия», 04.11.1999 г.).

А теперь, уважаемые читатели, вернемся в студию телеканала ICTV, где сто человек, представлявшие «весь народ Украины», решали — «Распад СССР — это добро или зло?». Окончательный вердикт был таким: 63 человека посчитали, что распад СССР был к добру, 37 человек — что это было зло. В течение передачи количество тех, кто расценивает распад Советского Союза как добро, увеличилось с 58 до 63 человек (что, А. Чалый и Ко переубедили? Так быстро?).

Каждому из стойких 37 человек я хотела бы пожать руку. 37% — это немало, если сравнить со всего лишь 7% тех, кто, почувствовав фальшь в постановке вопроса референдума в декабре 1991 года, проголосовал тогда «против», т.е. проголосовал фактически за сохранение Советского Союза.

А тем из аудитории в студии ICTV, кто считает, что распад СССР — это добро, я бы после всего сказанного в этом материале только об одном из бедствий — только об эпидемии туберкулеза — напомнил недавние слова замечательного писателя Юрия Бондарева: «Да, мы — зомбированные самоубийцы. Это стало уже более чем очевидным. Катастрофа надвигается на нас, на наши дома, на наших детей, а мы идем ей навстречу, готовые к вырождению и болезням, не умеющие осознать ни своей жизни, ни своей смерти».

Автор: Светлана Гаража
www.komunist.com.ua

Считаете статью правильной? Нажмите


Без комментариев

«ЗАЗУБРИНА»
Газета ВОО ЗУБР | 10.09.2013

Реплика!

Е. А. Мазур заявила о том, что, как доказала История, для русских, как великой нации, приемлемы лишь две формы правления: Монархия и Коммунизм (централизованный Социализм). А разные формы демократий — это для племен.

Подшивка

Наши партнеры


Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!